Олечка встала с постели и сняла с себя короткую ночнушку, оставшись совсем голенькой, не считая анальной пробки в попочке. Следуя ее примеру, я тоже избавилась от своей длинной ночнушки. Мы обе голые стояли по разные стороны кровати и любовались друг другом какое-то время. У Олечки тоже была волосатая мохнушечка между ножек, аккуратненькая, не заросшая, но довольно длинненькая волосатость. Из под пучка лобковых волос пробивались довольно массивные половые губки, немного провисшие. Они поблескивали от влажности, слипая на себе окружающие их мягкие волосики.

   Оля держалась за большую гладко-полированную балясину, возвышавшуюся в углу над кроватью. Такая же балясина была и с моей стороны. Сейчас таких кроватей не делают. А в те времена, это было модно. Делали широкие кровати из деревянного массива, с резными изголовьями и перилами-балясинами у подножья. Эта кровать была настоящим раритетом в бабушкином доме. Олечка забралась на кровать ногами и встала прямо на углу ее, держась рукой за гладкую балясину. В самом верху балясина заканчивалась гладким полированным деревянным шариком. К низу, шарик гладко переходил в утонченную форму и снова шел шарик, уже потом переходя в более рельефную резьбу. Оля держась руками за это что чудо деревянного искусства, раздвинула ножки и стала насаживаться своим пушистым влагалищем на верхний шарик балясины. Ее глаза при этом закатились к верху. Губки, влажные от желания, легко впустили в себя этот полированный шарик. Влагалище медленно растянулось, дойдя до максимального диаметра шарика, а потом он нырнул внутрь и губки, расслабившись, почти сомкнулись у тонкого места балясины. Глаза моей сестры посмотрели у мои туманным взглядом и она застонала. Я видела как ей хорошо, тем более что в попе у нее еще стояла анальная пробка, и эта дополнительная стимуляция подогревала ее ощущения.

   Я больше не могла терпеть и тоже заскочила на кровать. Моя киска была вся мокрая от возбуждения и она без труда насадилась на вторую балясину, крепившейся в другом, параллельном углу кровати. Ощущения были очень необычными, я вдруг поняла, что такие балясины могли вполне служить в свое время прототипами современных интимных игрушек. Деревянный шарик заскочил в меня так скользко и быстро и мое разгоряченное лоно почувствовало приятную прохладу и твердость полированного дерева. Я подалась к верху и балясина выскочила из моей влажной письки. Тогда я снова насадилась на нее, только уже глубже, впуская в себя два шарика,  плавно разделенных утонченным местом между ними.

   Так мы сидели в пол оборота друг к другу и трахали своими вагинами эти старые балясины. Половые губки чмокали от влаги и ходили ходуном, то расширяясь, то сжимаясь под натиском шаров, утопавших в наших пушистых промежностях.

   Олечка протянула мне руку, чтобы я помогла ей привстать. И из ее влажной письки вышла эта деревянная головка. Другой рукой она вытащила из своего зада анальную пробку и начала ее нюхать, улыбаясь мне. Лизнула ее пару раз и бросила на белую постель. Тут же, своей попочкой она стала насаживаться на головку балясины. Анус хоть и был у нее расширен, все же, шарик с трудом заходил внутрь. Тугая анальная дырочка медленно разжималась, впуская в себя миллиметр за миллиметром, пока, наконец, головка рукоятки не заползла в попочку целиком. Я балдела, глядя на сестру. Моя попочка тоже была не девственна, но вот так сходу насадиться на такой большой шарик было боязно. Тем не менее, я тоже сползла с балясины и сев рядом с ней, стала ее облизывать после своей писи. Слюнявила ее как могла, попутно увлажняя теми же слюнями дырочку в своей попе. Как только я присела над балясиной, в мою попочку стал медленно погружаться ее гладкий конец. Приятные ощущения пришли практически сразу, шарик довольно легко скользнул внутрь, несмотря на его довольно внушительные размеры. Олечка смотрела на меня, и уже будто влагалищем, трахала своей попочкой эти старинные перила. Ее анус так хорошо растянулся, что она легко садилась на всю длину рукояти, почти до упора, останавливаясь колечком ануса на резьбе. Я тоже заскользила, продвигаясь как можно глубже, насаживаясь на оба шарика. Анус раздрачивался и неподвижные шарики, массировали его стеночки изнутри. Особенно приятно было вставать, когда они резко выходили из моей прямой кишки, резко чередуя состояние ануса, приспосабливающегося к смене  толщины выходящей балясины. Мы стонали так сладко с Олечкой и держали нежно друг дружку за руку.

  Наконец, Олечка слезла с периллы и помогла мне тоже аккуратно ее вытащить из попы. Наши шоколадные дырочки дышали жаром после такой анальной мастурбации. Пальчиком я нащупала свое отверстие и мне оно показалось будто чужим. Растянутая дырочка не хотела сжиматься, она хотела чтобы ее трахали и готова была пусть в себя что угодно и кого угодно. На деревянных шариках балясины было размазано наше с Олей говно. Размягченный кал из наших попочек, аккуратно покрыл деревянные шарики тонким коричневым слоем, а на самом конце шарика, вверху, прилипли целые кусочки свежего говнеца. 

Читать заключительную часть рассказа sexwife