Весь день родители устраивали нам культурную программу. Парки, аттракционы, купания и еда. Все это настолько утомило всех нас, что домой мы пришли все обессиленные. И хоть я сама валилась с ног, я знала что все это будет мне на руку. Когда нас всех уложили спать, не прошло и пяти минут, как мальчики засопели. Дверь в нашу комнату родители заперли я могла спокойно приступать к воплощению своих фантазий. Я ждала, казалось, вечно, пока родители с гостями улеглись и в квартире потушили свет. Мальчики уже вовсю храпели и мне не терпелось подползти к их дивану, чтобы на них посмотреть. Тихонько, стараясь не шершать, я подошла к дивану и присела рядом с ним на корточки. Сердце мое билось от страха так сильно, будто хотело выпрыгнуть из грудной клетки. Внизу животика все напряглось и ломило от сильного возбуждения. Стояла такая тишина в комнате, что каждый щелчок казался оглушительно громким. Вдруг, я услышала рядом с диваном знакомый журчащий звук. На миг, подумала, что послышалось, но когда журчание стало нарастать, я вспомнила, что один из двойняшек иногда писается во сне. Это не раз обсуждалось в нашей семье за кухонным столом. Что у меня часто вызывало смех. На этот раз мне было не смешно, а интересно и хорошо в трусиках. Этот звук меня еще больше возбудил. Я встала рядом с диваном на колени, а локтями уперлась на матрац, на котором тихо и беззаботно, посапывая, спали мальчики. Они лежали вольтом. Коленька лежал ближе ко мне, он как раз и обсикался. А Олежек лежал у стеночки. Я долго не решалась ни на какие действия и наконец, пересилив свой страх, сунула свою ручку под одеяло. Там было тепло и сыро. Колина моча замочила простынь и матрац. Запах его мочи доносился до моего носика и я вдыхала этот чудный аромат и радовалась что так произошло. Он спал на животике и я решила потрогать его попку. Аккуратно, я положила свою руку на его булочку в трусиках- боксерах и почувствовала своей ладошкой, как его трусы сползли на бок, оголяя одну из булочек его попки. Эта половинка попки была такой гладкой на ощупь, почти как у меня. Я поразилась этому ощущению. Я гладила его попу и мои пальчики проскальзывали к нему в промежность. Сначала я коснулась место между половинками попочки и поласкала там его анус. И уже зная чего ищу, устремилась ниже, нащупав его нежные яички. Они были влажными от свежей мочи и пальчики скатывались по нежной коже яичек от влаги. Мне захотелось их лизнуть. И я нырнула осторожно под одеяло, чтобы не разбудить Колю. Лежа на животе, мои руки упирались в обосанный мокрый матрац. А мое лицо уже склонялось к оголенной попочке Коленьки. От его попки пахло очень вкусно. Мочой и немного какашками. Едва уловимый запах какашек меня заводил еще сильнее, чем запах мочи. Я наклонилась к попе еще ближе и поцеловала ее в нежную гладкую кожу. Это было волшебно и неописуемо. Мои губы словно прильнули к свежему тропическому плоду и не хотели останавливаться. Высунув свой язычок я стала облизывать аппетитную булочку. И уже хотела нырнуть им прямо в промежность. Но Коля резко перевернулся на спину во сне, чем меня сильно испугал. В эту секунду я уже подумала, что Коля проснулся и мне придется ему объсянять, чем я занимаюсь у него под одеялом. Зато теперь у меня был доступ к нему спереди. И я поспешила им воспользоваться.

 Уже более смело я протянула руку под одеяло и снова залезла под него с головой. И тут же я нащупала полу стоячую Колину

писюльку. Непередаваемые ощущения взрывали мой мозг. Пульс учащался с каждой секундой. Я прочувствовала этот маленький писюлечек каждым пальчиком. Второй ручкой я стала щупать влажные от пота и мочи яички. Мокрые трусики совсем подвернулись на бок, оголяя полностью лысый лобок и яйки с писюльком. Все это я нюхала и вдыхала запахи прямо у своего носика и наконец, жадно прильнула губками к яичкам и стала их нежно вылизывать. В моей писечке все горело от страсти и я терлась своим лобком о край матраца. Уткнувшись в Колины яички, я чувствовала как его вялый писюль стукнулся о мою щечку и что-то влажное из его кончика осталось на ее коже. Писюлечек слегка болтался из стороны в сторону, приятно гладя по моей щеке. Мне так нравилось лизать вспревшие яички и нюхать Колину мочу, что моя пися вот-вот готовилась взорваться. Чувствуя скорый приход оргазма, я оторвалась от яичек и впустила в свой жаркий ротик полу стоячий членик. Солененький и мокренький на конце, он немного был изогнут в сторону ног, словно немного горбатый, и утолщался ближе к яичкам. Я  тогда еще не знала, что головка члена может открываться, доставляя обладателю члена удовольствие. И потому, я просто держала эту писюльку в своем рту и теребила свою влажную промежность через взмокшие трусики. Мысль о том, что сейчас в моем рту чья-то мальчишечья писюлька, меня накалила до предела. И уже через несколько секунд я начала мощно кончать. Судороги были настолько сильными, что из моего рта выскочила Колина пиписька и накопившиеся соленые слюни хлынули к нему на гладкий лобок. Получив свое, я вынырнула из под Колиного одеялка и рухнула на пол возле дивана. Без сил, но ужасно довольная, я еще несколько минут так лежала, вздрагивая от только что перенесенного оргазма и избытка чувств. И чуть позже я доползла до своей кровати и заснула крепким сном. Во сне я увидела продолжение своих ночных приключений. Мне снился тот же Колин членик, но уже в паре с писюлькой его братика. Я сосала весь сон по очереди то Колину писюльку, то писюльку Олега. И мое маленькое девичье влагалище всю ночь горело от напряжения и истекало соками, пропитывая насквозь мои детские трусики.